?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

 - Клевета заключается в том, что мы, якобы, дали признательные и покаянные показания, которые к тому же чуть ли не напрямую сопоставлены с фактом нашего нахождения в СИЗО, - сказала «Новой Бурятии» Надежда Низовкина. – Это дискредитирует нашу политическую позицию. Мы в кассационной жалобе указали на то, что не раскаивались в своих действиях и что будем и в дальнейшем продолжать совершать эти действия. Данный вид признательных показаний является отягчающим, а не смягчающим обстоятельством, как это указано в решении суда.

вот полный текст для ньюбура 

«Стратегия-31»: в Улан-Удэ все спокойно

В первые дни после 31 января, когда пикеты и митинги в защиту 31-ой статьи российской Конституции о свободе собраний прошли в 70 городах страны, либеральная внесистемная оппозиция (движения «Солидарность», «Другая Россия», «Левый фронт» и другие) подсчитывала «потери». Это сотни задержанных, арестованных и избитых ОМОНом гражданских и политических активистов, лидеров оппозиции. В Москве и Санкт-Петербурге разгон «несогласных», участвовавших как в согласованных, так и несогласованных с властями акциях, как обычно, прошел по силовому варианту с большим количеством «жертв». В Улан-Удэ же все складывается по-иному.

Заставили поумнеть власть

На этом фоне ситуация с отношением властей к митингу на местной «территории свободы» в столице Бурятии кардинально отличается от столичной. И не только своими суровыми климатическими условиями.


Митинг "Стратегии-31" под лозунгом "За наш Арбат!" прошел здесь 31 января почти без эксцессов. Сотрудников милиции и «людей в штатском» из Центра по противодействию экстремизму при МВД Бурятии (Центра «Э») не было видно, а улан-удэнский Арбат (пешеходная часть улицы Ленина) на два часа перешел в руки защитников свободы слова. В отличие от двух прошлых акций, во время подготовки к этому митингу никому из организаторов акции никто не вручал никаких "прокурорских предостережений" о недопустимости "экстремистских действий". Сопредседатели Бурятского регионального отделения движения «Солидарность» Татьяна Стецура и Надежда Низовкина добрались до места проведения митинга без приключений и без обычного для них наружного сопровождения из "филеров" Центра "Э" (политической полиции). В ход самого митинга никто из представителей силовых структур не вмешивался и не пытался повлиять на поведение участников акции и характер их выступлений. Бросалась в глаза лишь активная работа никому не известного видеооператора, производившего, по-видимому, оперативную видеосъемку. Как поют чекисты, «Родина слышит, Родина знает».

Выступления на митинге с использованием мегафона часто возвращались к теме политических преследований оппозиции, ограничений свободы слова и «новогоднего сюрприза» - ареста Татьяны Стецуры и Надежды Низовкиной.  Результатом общественной кампании в защиту двух активисток, признанных в России и в мире узницами совести, стало то, что спецслужбы признали свое моральное поражение. Видя возросший в результате их же собственных действий авторитет лидеров бурятской "Солидарности", они на этот раз не чинили препятствий участникам акции "Стратегии-31" в столице Бурятии.

Бурятская «Солидарность»: «Свободу Таисии Осиповой!»

В митинге на Арбате приняли участие сопредседатели бурятского отделения ОДД "Солидарность" Сергей Дамбаев, Татьяна Стецура, Надежда Низовкина и другие "солидаристы", представители БРО КПРФ, политические активисты из Иркутска и Читы Сергей Ратничкин и Наталья Филонова. Прохожие на Арбате увидели лозунги следующего содержания: «Свободу Таисии Осиповой! Хватит политзаключенных!», «Статья 282 Путина = статья 58 Сталина!», «Нет угрозам и разгонам "Стратегии-31!", "Уведомительный порядок" - это произвол мэрии!», «Защитим права человека!».

Тематической «фишкой» данной конкретной акции стало выступление ее участников в защиту активистки "Стратегии-31" из Смоленска, члена запрещенной властями Национал-большевистской партии Таисии Осиповой. По словам протестующих, Таисия оказалась в тюремной камере в результате провокации работавших против нее оперативников. Несколько лет назад она публично дала пощечину букетом цветов смоленскому губернатору, а два с лишним месяца ей, якобы, подбросили наркотики и бросили за решетку. Сейчас к больной диабетом политзаключенной, которая содержится в СИЗО, не допускают врачей, и жизнь ее находится под угрозой. В знак протеста против политических репрессий против нее Таисия Осипова собирается объявить голодовку.

Надежда Низовкина еще во время своего пребывания в Улан-Удэнском СИЗО-1 завела личный блог на главном оппозиционном либеральном сайте «Грани.ру». На митинге гражданские активисты распространяли текст размещенной в этом блоге листовки о ее «подруге по несчастью», смоленской нацболке Таисии Осиповой. Сегодня большинство представителей демократической оппозиции не берется защищать «нетолерантных» национал-большевиков Эдуарда Лимонова. К Низовкиной это не относится.

- Я убеждена, что защита чужих – это единственная реальная проверка правозащитной готовности. Я считаю НБП смелой организацией, в методах которой есть главное, чего нам недостает: верховенство личной совести над властью полицейского закона. Мне жаль Осипову, но я защищаю ее из уважения к лучшему в ее характере – готовности пойти вопреки, - написала Надежда Низовкина в листовке.

Стецура и Низовкина обвиняют суд в клевете

Сразу же после окончания митинга Стецура и Низовкина, осужденные 19 января Советским районным судом к штрафу в 100 тысяч рублей каждая за «возбуждение ненависти и вражды» к представителям нескольких «социальных групп» (сотрудники МВД, ФСБ, ФСИН, военнослужащие), подали в тот же суд кассационную жалобу. В ней они парадоксальным образом оспаривают решение суда. Цель этого акта - опровержение «клеветы», которое, по их мнению, содержится в тексте решения суда.

- Клевета заключается в том, что мы, якобы, дали признательные и покаянные показания, которые к тому же чуть ли не напрямую сопоставлены с фактом нашего нахождения в СИЗО, - сказала «Новой Бурятии» Надежда Низовкина. – Это дискредитирует нашу политическую позицию. Мы в кассационной жалобе указали на то, что не раскаивались в своих действиях и что будем и в дальнейшем продолжать совершать эти действия. Данный вид признательных показаний является отягчающим, а не смягчающим обстоятельством, как это указано в решении суда. Есть там и другие, второстепенные дискредитирующие нас определения. Например, то, что смягчающими обстоятельствами являются наш молодой возраст и какие-то непонятные «обстоятельства жизни семей». Возраст в 25 и 26 лет является очень далеким от несовершеннолетнего возраста, и может быть признан «молодым» в качестве смягчающего обстоятельства только в том случае, если социальный интеллект человека  ниже его биологического возраста. Но таких выводов нет даже в антинаучной экспертизе психолога Малининой, которую мы требовали признать недопустимым доказательством! Мы же являемся одними из лидеров бурятской «Солидарности», раньше преподавали в вузе людям, которые сами уже являлись совершеннолетними. То есть, нет никаких оснований приравнивать нас к несовершеннолетним. Что же касается неких «семейных обстоятельств», то они вообще в ходе судебного процесса не рассматривались и в решении суда никак не раскрыты. Наши семьи не могут считаться неблагополучными. Они не являются ни слишком бедными, ни слишком богатыми, чтобы повлиять на нашу социальную «неадекватность». С 17-летнего возраста мы живем отдельно от наших семей.

Не требуют оправдания

Кроме того, обе девушки считают, что судья Левандовская при принятии своего решения допустила целый ряд процессуальных нарушений, что говорит, по их мнению, о ее низкой квалификации и может быть основанием для отмены приговора. Однако, как выяснилось, правозащитницы требуют совсем не оправдательного решения суда. Стецура и Низовкина добиваются возвращения дела на новое рассмотрение и привлечения их к ответственности не по первой, более мягкой, части 282-й статьи Уголовного кодекса России, а по «тяжелой» второй части.

- Судья специально выясняла то, с какого времени длится наша деятельность, когда у нас возник умысел, насколько часто мы вместе проводим свои акции, к нашему делу запрашивался устав Демократического союза (партии, к которой принадлежат Стецура и Низовкина – С.Б.). Левандовская признала, что все четыре инкриминируемые деяния – это одно длящееся преступление. И здесь налицо наличие стабильной организованной группы, как квалифицирующего признака состава преступления по второй части статьи 282. К тому же мы ей сказали напрямую, что эти наши действия будут продолжаться и в будущем, - говорит осужденная Татьяна Стецура.

Как объясняют сами правозащитницы, такая парадоксальная позиция, когда осужденные требуют для себя более сурового наказания (ч.2 ст.282 УК РФ, наказание до 5 лет лишения свободы по каждому из предъявленных обвинением эпизодов преступления), имеет целью показать абсурдность данной нормы закона и в конечном итоге добиться отмены 282-й статьи.

Сам же судебный процесс задуман ими как обвинительный с их стороны. Девушки хотят дотошным образом показать все незаконные, на их взгляд, методы борьбы властей со свободой слова, включая сомнительные с точки зрения закона способы добычи доказательств, ведения следствия и самого судебного процесса.

Сергей Басаев

Комментарии

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
zhertva1121
4 фев, 2011 18:53 (UTC)
У девушек редкое мужество и всесокрушающая убежденность в истинности идеи. Похоже даже судья и эшники волей-неволей пасуют перед ними. С неделю назад кто-то опубликовал в сети фотки судьи Левандовской на банкете. Человек совсем другого мира. Ей конечно не понять тех, кого она осудила. Как говорится, не тот уровень.
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Календарь

Июнь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Tiffany Chow