?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

вот полный текст статьи для ньюбура

Татьяна Стецура и Надежда Низовкина: «Мы считаем себя военнопленными!»

В Советском районном суде завершается судебный процесс по делу политических активистов Татьяны Стецуры и Надежды Низовкиной. 19 января 2011 года судья Ирина Левандовская огласит приговор по этому делу. Тем временем, российские и международные правозащитные организации уже признали Стецуру и Низовкину узниками совести.

На первое судебное заседание, которое состоялось после их неожиданного ареста и последовавших за ним акций протеста в стенах Улан-Удэнского следственного изолятора №1 и вне его, Татьяна Стецура и Надежда Низовкина приехали 11 января в автозаке под конвоем в окружении автоматчиков и в наручниках.



В дальнейшем судебный процесс стремительно завершился в течение трех дней. Судья Ирина Левандовская на заседаниях в первые два дня провела допрос подсудимых, поспешно отклонила все ходатайства подсудимых о вызове в суд десяти свидетелей защиты и огласила по ходатайству прокурора решение Адвокатской палаты Бурятии о лишении Татьяны Стецуры статуса адвоката. На этом она и закончила судебное расследование. Уже на третий день, 13 января, несмотря на отсутствие у подсудимых возможности подготовиться, были назначены и проведены судебные прения, заслушано оба последних слова обвиняемых. Таким образом, весь судебный процесс был скомкан.

За это время в адрес Татьяны Стецуры и Надежды Низовкиной, содержащихся в СИЗО-1 Улан-Удэ начали приходить телеграммы и письма поддержки из разных городов России. В Москве, Петербурге, Улан-Удэ и других городах прошли акции протеста против их ареста. Несколько правозащитных организаций объявили Стецуру и Низовкину узниками совести.

Обвинение проявило «гуманизм»

В условиях нарастающей кампании поддержки заключенных и все более склоняющегося на их сторону общественного мнения очевидным стало желание суда и обвинения (многие наблюдатели отмечают то, что они сегодня представляют фактически одну сторону в процессе) побыстрее завершить процесс и освободить Стецуру и Низовкину, назначив их условный срок лишения свободы.

- Я прошу назначить признать Низовкину и Стецуру, каждую из них в отдельности, виновными в части 1 статьи 282 Уголовного кодекса (4 раза повторяет статью – С.Б.) Российской Федерации по каждому из предъявленных эпизодов (четыре эпизода – С.Б.)и назначить им наказание в виде лишения свободы на один год. На основании части 2 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний, определить наказание в виде двух лет лишения свободы. Но с учетом личности подсудимых, с учетом наличия смягчающих обстоятельств, я считаю, что на сегодня их исправление возможно без реальной изоляции от общества. Поэтому прошу применить статью 73 УК РФ и назначенное наказание считать условным с испытательным сроком на два года. Кроме того, Ваша честь, я прошу после оглашения приговора меру пресечения в виде заключения под стражу отменить и освободить их из-под стражи в зале суда, - обратилась к судье гособвинитель Екатерина Хорошева.

Подсудимые подбросили «бомбу»

В своих выступлениях на судебных прениях подсудимые-обвиняемые избрали такую линию защиты, которая шокировали и суд, и обвинение и немногочисленных слушателей. Сначала они показали, с их точки зрения, научную несостоятельность обеих психолого-лингвистических экспертиз, в которых имели место оценочные субъективные суждения, логические противоречия и грамматические ошибки. Затем защищающиеся сами себя девушки отклонили представленные стороной доказательства их вины ввиду многочисленных нарушений, с которыми они были собраны, обратили внимание суда на противоречия в показаниях свидетелей, делавшие большинство доказательств недопустимыми.

Но в итоге, вместо того, чтобы себя потребовать у суда оправдать их, сначала Низовкина, а затем и Стецура заняли позицию самообвинения, открыто заявив о том, что они являются непримиримыми противниками режима. Они потребовали отмены «политической статьи» № 282 УК РФ, полной ликвидации ФСБ, как «преступной организации», реформирования МВД , ФСИН и армии. Обе признали репрессии против них со стороны силовых структур в виде запрета на профессию, обысков, слежки, преследований, постоянных задержаний, воспрепятствования общественной деятельности и наконец, ареста, оправданными. Поскольку они считают себя «одной из двух воюющих сторон» и «военнопленными».

- Я не намерена соблюдать никакие нормы отбывания условного срока или каких-то других мер, не связанных с лишением свободы. Я намерена и в дальнейшем заниматься организацией коалиций и политических движений, направленных на расширение гражданских свобод и на последовательное уничтожение полицейского государства. И в случае лишения свободы нас  я также утверждаю, что оно не приведет ни к какому нашему исправлению. Единственная возможность, какая у этого политического режима есть, это не дожидаться нашего исправления, а назначить настолько высокую меру наказания по количеству лет, чтобы она превысила то количество лет, которое осталось самому этому режиму дожить, - заявила в своем последнем слове Надежда Низовкина.

- Я не считаю, что в таких обстоятельствах было бы справедливым выносить, например, оправдательный приговор. Я считаю его нелогичным, нецелесообразным со всех точек зрения. Хотя при этом я понимаю, что наличие приговора с реальным сроком никаким образом на мое поведение не повлияет. У меня есть еще желание, чтобы этот процесс породил бы, как это ни странно, лаву таких же процессов в дальнейшем. Но процессов, которые стали бы результатом того, чтобы люди так же сознательно шли бы на такие же действия. С целью добиться доведения до абсурда суда за убеждения, дискредитации подобных статей и подобных уголовных преследований на территории нашей страны и на территории других государств также, - продолжила Татьяна Стецура.

В истории российских судов такие обвинения в адрес государства со скамьи подсудимых не звучали со времен русских революционеров-народовольцев. Судья Левандовская в замешательстве отвела себе почти неделю для вынесения приговора и назначила дату его оглашения на 19 января.

Арестанты-отказники

За день до судебных прений «Новая Бурятия» вместе с Общественной наблюдательной комиссией по защите прав задержанных и арестованных побывала камерах СИЗО-1, где содержатся политзаключенные. Члены ОНК Виктор Измайлов (председатель ОНК), Светлана Манзанова и Ринчин Намзалов по публикации в «Новой Бурятии» и частному запросу провели проверку условий содержания Татьяны Стецуры и Надежды Низовкиной СИЗО-1. 

Оказалось, что обе девушки сидят в раздельных камерах нового корпуса следственного изолятора № 1 на привилегированном положении. Жалоб на содержание и обращение с ними персонала СИЗО у них не имелось, обе принимают пищу (горячее питание три раза в день), все передачи ими принимаются. За полчаса до проверки им обеим принесли телеграммы с выражением поддержки и поздравлениями с Новым годом. Телеграммы пришли в СИЗО 3-го, 6-го и 7-го января. Обе арестованные пользуются радиоточкой, недавно полученными «с воли» кипятильниками и в условиях запрета накрываться днем одеялами согреваются горячем чаем. Температура в камерах около 18 градусов.

По словам начальника Улан-Удэнского СИЗО-1 Алексея Дементьева, в рассчитанном на 200 мест новом корпусе СИЗО выдерживается европейский стандарт содержания заключенных по количеству площади камеры на одного человека (4 м2/чел). Стецура и Низовкина содержатся сейчас в одиночестве в четырехместных камерах. Неизвестно, чего больше в такой привилегированности – заботы о самих девушках или о том, как оградить уголовных от «развращающего» влияния политических?

Конфронтация между администрацией СИЗО-1 и «политическими» возникла по поводу внутренних правил изолятора, в соответствии с которыми каждый арестованный при входе представителя администрации должен встать, заложить руки за спину, представиться и назвать номер своей статьи. Обе девушки отказываются следовать этому правилу. По их словам, они ведут борьбу за права и достоинство всех заключенных. Администрация в ответ грозила применить меры взыскания.

- Сначала с ними проводят профилактические беседы сотрудники воспитательного отдела, отдела режима, а если они не внемлют, то делается предупреждение. После двух-трех предупреждений я объявляю выговор.  Если до человека не доходит, приходится меры радикальные применять - водворять в карцер. Я, конечно, не сторонник таких мер, тем более, в отношении дам. Стараюсь как-то все эти углы обходить. Но если они вот так напролом будут идти…, - разводит руками начальник СИЗО-1 Алексей Дементьев.

- Этим я заявляю о своем статусе политзаключенного и противника режима, - говорит Надежда Низовкина. - В то же время я считаю, что там, где защищаются права политических, там одновременно защищаются права всех.  Это всего лишь первое положение борьбы за права заключенного в целом. Потому, что все остальные могут взять с нас пример.  Это утверждение достоинства заключенного как человека.

Первой эту акцию неповиновения начала Надежда Низовкина. Встретившись с Низовкиной в суде, к этой акции в знак солидарности подключилась и Татьяна Стецура.

Акции в поддержку бурятских политзэков

Тем временем, за стенами СИЗО кампания общественной поддержки новоиспеченных узников совести вышла на международный уровень. В столице Бурятии же с Нового года прошли две акции протеста, в ходе которых соратники Стецуры и Низовкиной вышли с требованием отменить 282-ю статью Уголовного кодекса России и освободить их из тюрьмы. 18 января, за день до оглашения приговора, в конференц-зале гостиницы «Байкал-Плаза» пройдет пресс-конференция на тему «Общественная оценка ареста Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры».

Узниками совести Стецуру и Низовкину признали общество «Мемориал», российский Союз солидарности с политзаключенными, несколько региональных общественных организаций и, наконец, известная в мире правозащитная организация «Международная амнистия», коллективный лауреат Нобелевской премии мира. Ее глобальная акция в поддержку бурятских правозащитниц пройдет в тех странах, где есть активисты «Международной амнистии», в течение двух месяцев независимо от решения суда.

Само же решение будет вынесено в день православного праздника Крещения, 19 января, в 10.00 по адресу: Улан-Удэ, улица Ленина, 23, Советский районный суд.

Сергей Басаев

 

Комментарии

( 3 комментария — Оставить комментарий )
evgenyivanov
17 янв, 2011 07:20 (UTC)
Лучше бы суд щокировал факт подобных обвинений. Классическое преследование за инакомыслие. А судить за то, что человек обещает сделать в будущем: не соблюдать и т.д., в принципе нельзя.
(Анонимно)
16 фев, 2011 13:51 (UTC)
motopolis
Спасибо ;)
(Анонимно)
10 апр, 2011 08:51 (UTC)
Полезный сайт! Все качественно сделано.
Спасибочки:) Классная тема, пишите чаше – у вас отлично получается :)

Прикольный сайт! Все качественно сделано.
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Календарь

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Tiffany Chow