?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

сидел сегодня на суде по делу стецуры и низовкиной
допрашивали свидетелей обвинения
трех ментов
это два участковых производивших задержание активисток на первомайском митинге КПРФ за распространение газеты дс свободное слово и женщина дознаватель которая делала личный досмотр и оформляла изъятие газет
а также одна студентка участница юридической конференции на которой стецура и низовкина раздали листовки
и председатель рпц)) республиканского правозащитного центра евгений кислов который мониторил их пикеты для своего доклада по гранту и один раз даже попал под забор  в ментовку)в принципе рутинные допросы но не обошлось без имаджинейшн ситьюэйшн)

собственно о событии напишу потом а щас о корках на суде хармс отдыхает

Ахтунг. Допрашивают на суде одного из ментов. Это Георгий Ундонов, бывший участковый, сейчас специалист Управления внутренних дел по Улан-Удэ, молодой парень, лейтенант, чувствуется высшее образование. Речь идет о том, как Стецуру и Низовкину задерживали 1 мая 2009 года на митинге коммунистов, который проходил на площади Революции. 

Расклад такой. Девицы приперлись на митинг приобщиться, так сказать. Подходит к ним их куратор из Центра «Э» Алексей Телешев и говорит, мол, нех вам тут волну гнать, дернитесь – в «карабас» и в «копенгаген»!

Но когда наши девочки слушали ментов)) В сумочках у них оказались экземпляры газеты «Свободное слово» (орган ДС), где они авторами выступают, кстати. Ну, давай они эту газету раздавать и агитировать, мол, имеем право. А менты уже получили приказ от начальства пресечь любые их попытки что-то раздавать. Дальше известная история – «коробчонка», отдел, изъятие, протокол и т.д. Вот стенограмма части допроса Ундонова на суде. Присутствуют: судья Ирина Левандовская, ее помощница, гособвинитель Екатерина Хорышева, обвиняемые Татьяна Стецура и Надежда Низовкина (они же защитники), слушатель Сергей Басаев. Ну и, собственно, свидетель. Все улыбаются))

Надежда Низовкина (НН), подсудимая: Вы утверждаете, что силового задержания вы не осуществляли, физическую силу не применяли?

Георгий Ундонов (ГУ), свидетель: Физическую силу и болевые приемы борьбы не применяли. И спецсредства также.

НН: Я не спрашиваю Вас о том, применяли ли вы спецсредства. Я Вас спрашиваю о том, применяли ли вы такие приемы, как взять за руки или за плечи, тащить и так далее?

ГУ: За плечи?! Такого не было!

НН: Ну, то есть, осуществлять принудительное тащение…(улыбаются Левандовская, Стецура, Басаев)

ГУ: Тащить вас никто не тащил!

Ирина Левандовская (ИЛ), судья: Низовкина, люди, которые потом будут заседать, будут читать протокол судебного заседания. Объясните, пожалуйста, что за слово «тащение»? (смеется)

НН: Ну, волочение… (смеются Стецура, Басаев)

ИЛ: Ну, хорошо, волочение так волочение! (смеются Левандовская, Стецура, Басаев)

ГУ: Никто вас против силы не волочил, чтобы вы упирались ногами в землю. Не было такого! Просто подошли, сказали: «Можно с нами пройти?» Взяли за ручку, прошли спокойно в машинку (гомерический смех Стецуры).

НН: Скажите, мы внезапно взяли и успокоились? После бурной реакции?

ГУ: Не знаю, может, и успокоились…

НН: Вы, может быть, вы так нас «взяли за ручку», что мы резко успокоились?

ГУ: А как «взяли за ручку»?! (смеются Левандовская, Хорышева, Низовкина, Басаев, у Стецуры истерика)

ИЛ: Так, стоп! Стецура, встаньте! (смеется) Ну, что такое? Я делаю Вам замечание. Перестаньте смеяться! (Стецура смеется под стойкой)

НН: (Ундонову) Вы помните такие факты, чтобы кто-то из нас хватался за решетку или за ограду, чтобы воспрепятствовать тому, чтобы нас посадили в машину?

ГУ: Вы сами добровольно сели в машину.

НН: В какую машину?

ГУ: В служебную машину.

НН: А белую неслужебную машину вы помните?

ГУ: Белую служебную (акцентирует) машину я помню. Вы еще возмущались, что данная машина не оборудована спецсредствами, не оборудована определенными значками. После чего мы вызвали, если мне не изменяет память, патрульную машину УВО, оборудованную спецсигналами и наклейками! Также на ней был служебный номер, его я не помню. В данную машину вы присели, и мы вас доставили в Советский отдел милиции.

ИЛ: (с иронией) Значит, удовлетворили потребности задержанных в машине со спецсредствами?

ГУ: Да! (все лежат, включая обвинителя Хорышеву)

ДАЛЬШЕ ДОПРОС УНДОНОВА ПРОДОЛЖАЕТ СТЕЦУРА

Татьяна Стецура (ТС), подсудимая: (Ундонову) Вы пояснили сейчас, что вы заранее осуществляли наблюдение за нашими действиями, да?

ГУ: Да, по устному указанию начальника.

ТС: По указанию Корнильцева? (майор Михаил Корнильцев, замначальника отдела участковых уполномоченных милиции по Советскому району Улан-Удэ – С.Б.)

ГУ: (кивает)

ТС: А если бы мы раздали, например, какие-нибудь рекламные буклеты, ваша реакция была бы такой же?

Екатерина Хорышева (ЕХ), гособвинитель: (Левандовской) Ваша честь, я возражаю!

ИЛ: Возражения принимаются. Стецура, установлено, что вы не раздали рекламные газеты!

ТС: Я просто пытаюсь выяснить, насколько была…

ГУ: Понимаете, …

ИЛ: Тише, свидетель! Вопрос был снят. Что вы пытаетесь выяснить, Стецура?

ТС: Я так полагаю, что указание реагировать категорически задержанием или пресечением наших действий было дано вне зависимости… (задумалась) еще до того, как возник сам факт предполагаемого правонарушения. Поэтому я и пытаюсь выяснить, понимает ли данное должностное лицо, в чем заключается само правонарушение, являющееся основанием для задержания. Любые ли наши действия по раздачи какой-либо продукции? Или же действия вполне конкретные, которые наблюдались на данном месте?

ИЛ: (Стецуре) Ага. То есть, Вы пытаетесь выяснить основания, почему они (сотрудники милиции – С.Б.) среагировали и стали вас задерживать?

ТС: Да. В любом ли случае была такая реакция?

ИЛ: (Ундонову) Свидетель, отвечайте на вопрос!

ГУ: Я еще раз повторю, что поступило устное указание. Что, возможно, данные девушки могут раздавать какие-либо газеты…

ИЛ: Какие газеты-то? Вы почему их стали задерживать? Вот она (Стецура – С.Б.) сейчас и пытается выяснить, если бы она раздавали газеты «Красота и здоровье» вы бы тоже ее задержали?!

ГУ: Понимаете, мы же не сразу к ним подошли. Мы же удостоверились – вот газеты, например! И для дальнейшего разбирательства… (Стецура и Низовкина что-то оживленно обсуждают)

ИЛ: Подсудимые, не отвлекайтесь! А вы, свидетель, слушайте. Она пытается выяснить, если бы она раздавала, ну, не знаю, газеты про СПА или «Красоту и здоровье», вы бы тоже ее стали задерживать? Что такого было в содержании газет, что понудило вас их задержать?

ГУ: Так их же слова: «Пусть народ все знает!» (дружный громкий смех Левандовской, Низовкиной, Стецуры, Басаева)   

СТЕНОГРАММА ЧАСТИ ДОПРОСА ЕВГЕНИЯ КИСЛОВА

Речь идет о показаниях Кислова на предварительном следствии о том, что «они выросли в офицерских семьях, в закрытых городках, поэтому сейчас почувствовали свободу и таким образом самовыражаются». В первой из психолингвистических экспертиз по этому уголовному делу показания руководителя Республиканского правозащитного центра использовались «экспертами» Малининой и Судоплатовой в качестве научного доказательства мотивов «экстремистских» действий Стецуры и Низовкиной. Также подсудимые пытаются «уличить» Кислова в «игре на следствие».

НН: (Кислову) Скажите, пожалуйста, Вам известно, с какого года мы живем в городе отдельно от родителей?

Евгений Кислов (ЕК), свидетель: Нет.

НН: Как вы считаете, возможно ли, не обладая информацией, свидетельствовать о том, что политическая деятельность является неадекватным самовыражением в связи с освобождением от родительской опеки? Может ли это утверждение считаться допустимым научным доказательством, а потом идти в материалы уголовного дела?

ЕК: Ну, слово «неадекватность» я никогда не употреблял. В то же время я с определенным уважением отношусь к вашей деятельности и к вашему стремлению выражать свое мнение. Иначе я бы не присутствовал на ваших пикетах, не встречался бы с вами, не беседовал. Так ведь?

Далее Низовкина задает путанный вопрос, Левандовская ее поправляет.

ИЛ: (Низовкиной) То есть вы имеете в виду, что если внимание сотрудников правоохранительных органов к вам усиливалось, то свидетель делал вид, что вас не знает и на ваши пикеты не ходил? А когда внимание ослабевало (следствие шло больше года – С.Б.), то, соответственно, он проявлял к вам всяческое уважение и приходил на ваши пикеты? Я правильно Вас понимаю?

НН: Получается, так.

ИЛ: Свидетель вам понятен вопрос?

ЕК: Да нет, конечно. Для меня какие-то там возбуждения - не возбуждения, внимание – не внимание не имеют никакого значения. Я проходил и через уголовные дела, и через очень пристальное внимание более серьезных органов!

НН: Более серьезных органов, это которых?

ЕК: КГБ в советское время. Поэтому то, что Вы говорите, для меня не существенно абсолютно!

НН: Что именно?

ЕК: Возбудили уголовное дело, не возбудили уголовное дело, привезли в милицию, не привезли в милицию… Какая разница, слушайте?! У меня есть своя точка зрения и все. И если Вы думаете, что так легко ее поменять, то вы сильно заблуждаетесь!

 в общем доставило))

В целом, впечатления о судье больше положительные. Вполне адекватная дама. Предупредил ее, что на следующем заседании 4 октября сделаю несколько фото процесса. Неудобно женщин заставать врасплох. Девчонки тоже должны прийти в боевой раскраске)
Заседание состоится в Советском суде, ул Ленина, 23, каб. 6, в 14.30. 

 

Комментарии

( 3 комментария — Оставить комментарий )
almaria
29 сент, 2010 05:16 (UTC)
Добавьте, пожалуйста, кнопочку перепоста:
lj-repost button="Перепостить"/
в треугольных скобках.
programmerix
1 окт, 2010 13:16 (UTC)
Ирка она такая, веселая :)
svetozaracv
17 окт, 2010 02:35 (UTC)
Рекомендую узнать про текст для рекламы на проекте http://www.shakhmatova.ru/
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Календарь

Январь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Tiffany Chow